АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Е. Фролова "АЗиЯ" и плюс" (2000 г., www.golos.de)

«АЗиЯ» ПЛЮС

Думаю, настало время еще раз объясниться с миром, отвечая на множество вопросов ( и предвосхищая очередное множество), что же такое эта «АзиЯ»?

Творческий союз «АЗиЯ» . это четыре человека, совершенно автономные и независимые (как республики) в своих творческих устремлениях, объединенные взаимным интересом к творчеству друг друга и человеческой симпатией (потому - союз).

Происхождение названия «АЗиЯ» в большей степени и для нас самих осталось загадкой (ну, потому что не Европа, или потому что красиво звучит), но одно из объяснений: «АЗ» и «Я» - на мой взгляд, вносит достаточную ясность, достаточную хотя бы для того, чтобы больше не поднимать этот вопрос.

Все четверо: Александр Деревягин, Татьяна Алешина, Николай Якимов, Елена Фролова - авторы-исполнители, пишущие песни на стихи русских и зарубежных поэтов. А также на свои собственные.

Нас объединила песня, но каждый из нас так или иначе связан с театром. Таня работает завмузом в питерском театре кукол «Марионетка». Коля долгое время работал завмузом в другом питерском театре с длинным названием «Международная мастерская театра синтеза и анимации «Интерстудио». Саша несколько лет поработал тем же завмузом в челябинском театре «Манекен». Я тоже оно время заведовала музами в суздальском театре «Плеяды».

Присутствие театра в жизни (как профессии) заставляет взглянуть на мир через некую призму и дает возможность создать свою реальность, при этом никак не нарушая уже существующей. Эдакая непрекращающаяся мирная мировая революция. Эта театральная революция вполне естественно захватывает и песенное творчество.

Итак, если говорить о театре в песне, то «азиаты» далеко не последние в длинном списке авторов-исполнителей, экспериментирующих в этом направлении.

И, пожалуй, самым смелым театральным экспериментатором в песне можно назвать Николая Якимова. Правда, новаторство его не поддерживается внимание публики, что, с одной стороны, грустно, а с другой, - не мешает ему двигаться вперед, открывая новые горизонты и возможности не столько для себя, сколько для идущих следом. Все Колины песни - это хорошая творческая мастерская для любого поющего и пишущего человека. Ну, а публика … как публика. Приходит слушать то, что некогда полюбилось, с чем некогда породнилась. Публика приходит смотреть на лицо идущего навстречу артиста, а не на спину шагающего впереди экспериментатора.

Думаю, что в нашем случае, вообще, понятия «публики» не существует, ибо те кто приходит на наши концерты - это наши сопутники, то есть люди, с которыми нам по пути. Скорее, это пристрастные слушатели, берущие на себя тот же груз переживаний, что и поющий, чем некая абстрактная, холодная публика, пришедшая разогреть себя душераздирающим зрелищем гладиаторской бойни.

Действительно, наши концерты больше напоминают творческие мастерские, чем зрелище как таковое, и я, наверное, не сделаю открытия, предположив, что большинство наших слушателей - люди пишущие, поющие. Думающие - просто творческие.

И театр, пожалуй, - был и остается - единственно подходящим пространством для подобного рода мастерских. Но и этом пространстве существуют свои законы.

И если Николай Якимов, экспериментируя в рамках театральных законов, все же остается автором-исполнителем, то Татьяна Алешина, экспериментируя в рамках авторской песни, все же остается театральным композитором, ибо все ее песни очень зрительны. Почти по каждой из них можно было бы снять отдельный фильм, а за неимением оного - можно просто закрыть глаза и увидеть то, что слышишь.

Профессия театрального композитора накладывает отпечаток не только на песни, но и на сам образ автора-исполнителя в лице Татьяны Алешиной. На ее концертах зрители как-то очень подтягиваются (и внутренне, и внешне), не позволяя себе расхлябанного панибратского восприятия. Это почтительная дистанция с залом создает удивительно трепетную атмосферу.

Если театр - это реальность, которую можно создать, то поэзия - это мир, преображающий эту реальность внутри нас… Поэзия, как прозрачный кристалл, через который мир видится волшебной страной, где любая обыденность становится поводом для открытий. А, если песня, в основе которой находится такой кристалл, это волшебство не утрачивает - появляется еще одна звезда.

Звезды, по которым я иду вот уже много лет - это голоса, на которые откликается мое сердце… И один из них принадлежит Александру Деревягину. О песнях Деревягина мне всегда хочется сказать особо (хотя бы потому, что о них вообще ничего не сказано). Поэзия, подхваченная его голосом, уносится высоко в небо: ближе к птицам, ближе к Богу, к саму сердцу, в самую душу. Такого сочетания силы слова и высоты его произнесения я больше нигде не встречала. Не удивительно, что и Сашины песни остаются не услышанными, ибо если Коля далеко ушел в своих вечных поисках, то Саша - высоко улетел.

Говорить о театральных экспериментах в связи а с песнями Деревягина как-то неуместно, однако именно театральная условность дает возможность подняться этим песенным крыльям на такую высоту, о которой помнишь всю оставшуюся жизнь.

Почему Поэзия? Почему Театр? Когда в основе любой песни, прежде всего, Музыка?!

Да, просто, каждый из нас и есть та Музыка, которую он несет, ибо музыка, рожденная голосом, напоминает о том, что душа родилась из музыки (см. «Сказку о человеческом голосе» Татьяны Алешиной).

И, если вспомнить о том, что душа бессмертна (надеюсь, что времена воинствующего атеизма прошли?), то можно предположить, насколько глубоки корни, предопределившие нашу встречу.

Сами песни - не мы - делают время прозрачным, так, что сквозь существующую реальность ясно проступают (как бы припоминаются) очертания иных… (реальностей? миров? времен?).

Очень не хочется сказку делать достоянием доморощенного умствования, но факт остается фактом: в этом огромном мире встретились четыре человека, которые ощутили свою необходимость друг в друге. По идеи в состав «АЗИИ» могли бы войти не только эти четверо (близких по духу творческих людей гораздо больше), но случилось так, что это стало данностью, к которой не убавить - не прибавить. И все-таки, нам очень не хочется замыкаться в этой, пусть и очень приятной, компании, - нас (близких по духу), действительно, больше. Именно поэтому и возникла идея создания проекта «АЗИЯ плюс». И то, что сегодня мы таинственно именует «плюсом» - завтра, я уверена, займет свое место в русской культуре…

Наш проект не есть претензия к миру, это только попытка создать пространство, в котором бы нам и нашим друзья-«плюсам» ничто не мешало бы петь и быть услышанными.

В рамках проекта («АЗИЯ плюс») в скором времени должны появиться диски замечательных авторов-исполнителей (об именах пока, из суеверных соображений, умолчу) и книги наших любимых поэтов, которые либо никогда не издавались, либо были изданы не в полной мере (как тот же Леонид Губанов или Вениамин Блаженный), а также интернетовский сайт, который расскажет обо всех вместе и о каждом в отдельности.

Елена Фролова. декабрь 2000, Берлин
www.golos.de

"АЗиЯ" Творческий союз