АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

"И знанье, и незнанье и печаль..." (отклик неизданному). Рецензия на цикл песен на стихи Владимира Строчкова.

"И знанье, и незнанье и печаль..." (отклик неизданному)

...но остаешься только равен себе.

Цикл песен Жени Логвиновой на стихи Строчкова у меня оказался в виде 7 штук, записанных, на мой взгляд-слух в порядке неслучайном. Первые три песни относятся к греческой трагедии "Пенелопея", еще четыре песни на стихи того же автора ("Камея", "Солнце", "Склоны", "Во многом знании") разворачивают пространство-время Пенелопеи, преломляя и то и другое о грани зрения-слуха обоих героев Гомера, одного всем известного, и другого, чье имя тоже нарицательно, почти незаметно для ткани повествования удерживающего связь, тянущего нить, искупающую путь первого, продевая сквозь мир, где отсутствует связь и уток, непомерную суровую основу. Восстанавливая расползающуюся ткань бытия... Как две задачки для каждого - измерить пространство и измерить время.

Неровный, дрожащий, расползающийся звук проигрыша. За ним же - четкий, сильный, жесткий в назывании своими именами всех и всего мотив-рассказ. Вопрос поставлен, задачка проста. Это Хор в прологе ("Пенелопея. Хор в прологе" - www.asia-plus.ru/mp3/79.mp3 - домашняя запись). И это - путь героя. Он заканчивается тем, что "время выжато как спелый лимон". Там где заканчивается путь героя, начинается путь героини - вторая песня - песня остановившегося времени. Стихи о том, как трудно удержать связь, не удержать в голове, они распадаются, и музыка делает два дела одновременно - показывает распад связей и удерживает связь... Потерялись в пространстве и во времени... Третья песня - время шептать о верности и время ткать пространство челноком... И опять Одиссей - ищет путь за грань, где свет превратится в звук, а звук - в слово ("Камея" www.asia-plus.ru/mp3/79.mp3 ). И опять Пенелопа - преломить тяжесть догадки обратно через зеркало в живой цельный мир, камеей на столе. И тогда голоса героя и героини сливаются. Это уже не женское и мужское, это уже просто человеческое: "а для души - только стойкость и вера" в то, что за колючками, которым учимся в игре "выжить-невыжить" та самая жизнь, нежная и беззащитная, пусть иногда чуждая слову, ради которой, собственно, и растут колючки... и снова общее - звучит музыка, умиряя печаль, утишая тоску, обретая покой... расширяет печаль, будоражит тоску, отнимает покой... ("Склоны" - www.asia-plus.ru/mp3/80.mp3 - первое исполнение, частное издание).
А завершает цикл пустой причал, где в отличие от неравных живых смертных равны Бог и кто-то посторонний, где опять только шум волн и крик чаек, но в отличии от "переменной Z" - игрока Зевса, Бог смотрит на происходящее не вмешиваясь. И его взгляд придает смысл - и знанью, и незнанью и печали... ("Во многом знании немалая печаль..." - www.asia-plus.ru/mp3/79.mp3 - первое исполнение, частное издание)

Источник: tata-brovcyna.livejournal.com/14005.html#cutid1

Евгения Логвинова