АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

СD "Парусники, птицы, острова". Рецензия Бенедикта Бурых.

АНДРЕЙ АНПИЛОВ
ПАРУСНИКИ, ПТИЦЫ,ОСТРОВА

Совсем не впервые в альбомах, выпускаемых «АЗиЯ плюс» можно обнаружить сочетания стихов и песен. Иногда стихи как бы чередуются с песнями, в данном же случае вначале – ну, как бы на первой стороне пластинки – звучат песни, а потом, отдельно, на второй стороне – стихи. Оба приема вполне правомочны, однако, разумеется, самое главное не в том, что и зачем, и в каком порядке звучит, а что именно звучит.

И все же, когда песни звучат отдельным блоком, то они воспринимаются лучше. Во всяком случае, когда слушаешь альбом Андрея Анпилова, то возникает ощущение цельности и законченности – как на сольном концерте. А потом, как бы во втором отделении концерта, уже следуют стихи. Песни вроде бы достаточно камерные, домашние такие, что ли… Во всяком случае, так сначала кажется. Совсем несуетные. И грустные. Достаточно похожие, пожалуй, друг на друга – в мелодическом плане; собственно, особенными мелодическими красотами они и не отличаются, их достоинства в другом. Вообще-то как бы и странная такая похвала получилась – песни вроде бы и неплохие, только вот с мелодикой есть некоторые, небольшие, совсем небольшие проблемы… Ну что ж, попробую объяснить свою точку зрения, может быть, это у меня и получится…

Вот на обложке диска написано о «настоящести» творчества Анпилова. Оно-то, да, конечно, только ведь «настоящесть» – она самая разная бывает. И каждый ее по-своему воспринимает, не правда ли? Для кого-то, например, – поглядим в сторону других Муз – настоящей является живопись Иеронима Босха или Питера Брейгеля, а кому-то, кроме Репина, ничего от изобразительных искусства и вовсе не надо; далее – кто-то предпочитает читать исключительно русскую классическую литературу, типа Чехова или Толстого, а кому-то более по душе переводная проза Беккета или Джойса. Что же касается Андрея Анпилова, то совместное присутствие в альбоме «Парусники, птицы, острова» и песен, и стихов – которые читает сам автор – помогает, безусловно, помогает восприятию этой части его сочинений, именно благодаря стихам становится реально очевидно, что все-таки в данном творческом раскладе доминирующей частью является именно литературная сторона дела. Поэтому-то и в песнях музыка чуть-чуть на втором плане. Можно сказать отчасти, что данное обстоятельство вообще является во многом типичным для авторской песни. Ну, разумеется, не для всех представителей этого цеха, однако для многих точно. Не думаю, что мое скромное и бесхитростное умозаключение является каким-то уже супер оригинальным, просто есть – хочешь не хочешь, спорно или бесспорно – какие-то общие для авторской песни родовые признаки. И одним из признаков этих как раз и является определенная доминанта (вот ведь, привязалось же ко мне сегодня сие словечко; но бывает, бывает, случается такое иногда!) слова на музыкой. К союзу творческому «АЗиЯ» это обстоятельство имеет совсем даже не доминирующее значение, ибо Якимов Н., и Деревягин А., и Фролова Е., и Алешина Т., – они все, несмотря на безусловнейшую причастность энд приверженность к авторско-песенному сочинительству, в своих современно-камерных-песенных чертогах все больше и больше, и даже точно чаще, делают акцент – может быть, даже и невольно, и неосознанно теперь уже – на музыкальную составляющую. И быть может, именно поэтому – крамольная даже вроде мыслишка меня посетила, да только мы все свои люди, а посему я и не стану ее утаивать – практически у всех «азиятов» большая часть песен написана на стихи не собственного сочинения, а на стихи других, в основном, более чем известных поэтов. Разве не так?

Но я отвлекся, sorry, от пластинки «Парусники, птицы, острова» – эти слова, кстати, можно услышать в одном из анпиловских стихотворений. Как бы ни было там, мне представляется, что доми… нет, главенствующим для Андрея Анпилова является, в первую очередь, стихия словесная. Самое однако удивительное, что когда он читает стихи свои, то они – во всяком случае, при прослушивание диска, – звучат очень музыкально-выразительно. Не всем поэтам это дано, не у всех представителей пишущей братии это получается. И поэтому такие стихи, как «Туман», «Снегопад на луне», «Верный способ», «Восьмое марта», «С ногами залезу на темный диван», да и все прочие – тоже, и звучат, и воспринимаются мной именно как песни. Не стану скрывать даже, что как раз таким образом, то есть, сначала в полной мере врубившись как раз в стихи, а потом заново прослушав песни, я стал как-то более осознанно и с другим градусом восприятия к последним относиться. И не в том совсем дело, что они потом, на следующем витке осознания стали мне казаться более богатыми с точки зрения мелодической, – просто когда находишь для любого дела, для любого процесса жизненного и творческого правильную точку отсчета, то многое как-то даже и само становится на место. И я слушал по третьему, а то и по четвертому разу песни «Шумит Берлин», «Сыну», «Остров сокровищ», «Синяя чашка» и два варианта «Домашних тапочек», и показались они мне гораздо более интересными, и впечатляющими как раз в музыкальном плане. Так что в сочетании песен и стихов в пластинках, выпускаемых «АЗиЯ-плюс» есть и такой вот полезнейший аспект, быть может, о нем даже и не подозревают его создатели и инициаторы.
Очень достойная у Андрея Анпилова творческая настоящесть – и никаких кавычек при написании этого слова я даже теперь и использовать не хочу. И не стану!

БЕНЕДИКТ БУРЫХ

Андрей Анпилов